Путевые Заметки
Этот раздел будет постоянно дополняться
Предназначение
В последнее время всё больше людей озадачиваются поиском себя, пониманием себя и даже борьбой за себя.

Но начнём с того, что эти выражения сами по себе довольно странные. Ищу себя… а кто ищет? Тоже я? Но если я уже есть, зачем тогда искать? А если меня нет (или пустота на месте меня), то как «ничто» может что-то найти и быть кем-то обнаруженным? Попахивает психическим расстройством, не правда ли? Многие, кстати, на этой почве реально сходят с ума.

И если для человека религиозного ответ на этот вопрос есть в понятии души (хотя тоже со множеством противоречий), то для атеиста, как правило, сводится к некоему «своему месту в мире» и обычно означает что-то вроде: как бы так жить, чтобы работать поменьше, а получать побольше.

А вот на Востоке подходящее понятие есть – это «Дхарма». Его часто переводят как предназначение, но это очень грубо. Дхарма – это и шире, и глубже… то, что делает тигра тигром, зайца зайцем, а человека… человеком. Некий «божественный замысел». И если животное выглядит, как тигр, но питается травой – это кто угодно, но не тигр. Дхарма тигра, кроме всего прочего, обязывает его быть хищником!

Человек же отличается от животных тем, что имеет настолько развитую кору головного мозга, что она способна блокировать более глубокие уровни, вплоть до инстинктов. Что само по себе может и неплохо (наверняка, это тоже часть нашей дхармы), но, как водится, с водой мы часто выплёскиваем и ребёнка. Блокируя «низменные» инстинкты, блокируем и то, что, собственно, и делает нас «человеками». А потом ищем… Горе от ума, как есть.

Да и низменное ли блокируем? Увы, но факт – самые низкие поступки человек совершает не на инстинктах, а как раз-таки «от ума». И значит, категория эта применима в данном случае весьма условно.

А что же считать Дхармой человека? Что позволяет нам об одном из странных представителей приматов гордо говорить как о «Человеке»? Об этом я предлагаю вам поразмышлять. А своё мнение расскажу через неделю.

Вот уж действительно, человек – единственное существо, которое делает проблему из факта своего собственного существования. Своего и тех «божьих тварей», которые попадают под нашу опеку. И сколько угодно мы можем умиляться пандой, пытаясь воткнуть в медведя дхарму плюшевой игрушки, но не можем отрицать, что в таком виде она совершенно нежизнеспособна за пределами зоопарка. А если сохраняет способность выжить, то сохраняет и вполне медвежий норов.

Так же и человек с дхармой волшебной феи или эльфа нежизнеспособен за пределами общества, удовлетворяющего его базовые потребности в пище и безопасности.

Конечно, во многом мы объективно стоим выше животных. Наше предназначение имеет индивидуальные особенности и, в некотором смысле, уникально для каждого человека. Но не поняв, что такое вода, невозможно понять, чем морская отличается от речной, родниковой или радиоактивной. А мы упорно начинаем с конца… обсасываем 0,1% различий, не поняв 99,9% общего. Общего для мужчин и женщин, общего для всех людей, общего для всего живого на планете...

— Артём Сорокин
Созидание
Конечно, если говорить о необходимости для Человека творить, создавать новое, то искусство предоставляет для этого наилучшие возможности. Видов его множество, и каждый при желании найдёт что-то на свой вкус. Но главное — цена, которую за это придётся заплатить природе. Тут она минимальна.

А если сравнивать с такими видами человеческого творчества как, скажем, промышленное производство или запускание рек вспять… то и вовсе стремится к нулю.

Но, тем не менее, она есть. Ведь даже пение разрушает тишину. И было бы очень высокомерно утверждать, что тишина содержит в себе меньше гармонии, чем наши музыкальные творения. Любой же музыкальный инструмент и вовсе предполагает, пусть и очень небольшое, но разрушение материальной природы. То же относится и к изобразительному искусству. Да и любое наше движение так или иначе, но влияет на окружающий мир.

Как же создавать не разрушая? Во всяком случае, не разрушая то, что нам не принадлежит.

Есть только один такой холст – это Я сам!
Я, как произведение искусства.

Природа создала лишь грубую заготовку, болванку, из которой можно создать практически что угодно! И да, поначалу эту болванку кто только не причёсывает под своё лекало… родители, воспитатели, учителя… много желающих находится.

Ну и большинство людей так и оставляют себя продуктом коллективного творчества. Увы, но результат обычно напоминает коллективное же письмо Дяди Фёдора из Простоквашино…

С другой стороны, чем больше энергии мы тратим на такое усердное причинение пользы друг другу, тем меньше её остаётся на причинение её миру. Что обычно большое благо.

Как бы то ни было, но изначальная гармония заготовки (а все дети прекрасны), как правило, быстро сходит на нет. И дальше мы можем творить себя с чистой совестью, не рискуя сделать хуже – да хуже часто и некуда. Полный простор для вдохновения!

Внешность, поведение, манеры… всё то, что мы вольно или невольно транслируем вокруг - наша социальная «идея». Что мы хотим сказать миру своим в нём присутствием? Что за сюжет изображаем? Почему именно его? И множество других вопросов.

Но самое чистое творчество – это, конечно, наш внутренний мир! Тут мы если что и можем разрушить, то только иллюзии!

И тут же мы и подходим к Созиданию – очень интересному слову, имеющему один извод со словом «создавать», и при этом устойчиво ассоциирующемуся с пассивным созерцанием. Ведь наблюдая, созданный «по образцу и подобию», мир, мы и сами получаем образец для того, который можем (и должны) создать сами!

— Артём Сорокин
Дистанция
Как-то так устроено в мире, что проработка любой сферы нашей жизни идет только через сепарацию, разделение. Невозможно адекватно исследовать то, что является частью исследователя.

Увидеть со стороны, посмотреть на себя глазами партнёра, встать выше, отвлечься… такие советы мы даём при необходимости объективной оценки ситуации.

Пока хорошенько не замёрзнешь, не оценишь важность тепла. Пока любимого не отпустишь, не поймешь, что такое любовь. Пока птенец не улетит из гнезда (или гнездо от птенца), не осознает он по-настоящему важность родственных связей. Также и с дружбой, и с работой, и со всеми прочими сферами жизни.

Да и к самой жизни начинаешь относиться совсем иначе, стоит только разок по-настоящему с ней попрощаться.

И да, пространство с завидной регулярностью само подкидывает нам возможности «проработать отпускание». А подходящий к концу год, в этом смысле, оказался одним из самых «плодотворных» за последние полвека.

Но высший пилотаж – это сепарация сознательная, произведённая не извне, а усилием собственной воли. Оторваться и быть оторванным – всё же очень разные вещи!

Это физика. Слабая планета не может улететь от сильной звезды. Нужна превосходящая сила. Так же и мы, отрываясь от любых обстоятельств, становимся сильнее их, показываем кто в доме хозяин. А «дом» – это наш внутренний мир. И если даже в нём мы не имеем власти, то, что уж говорить о мире внешнем.

И, кстати, очень часто в случае «внутреннего» отделения, внешнее даже не обязательно. Можно, например, вполне пройти сепарацию с родителями, продолжая мирно жить с ними под одной крышей. Ведь цель – именно мысленное и эмоциональное отделение, разделить фигуры в своём внутреннем мире.

Потому что, если вдуматься, то взаимодействуем мы не столько с реальными людьми и явлениями, сколько с их отражением в нашем сознании и подсознании. Поэтому и бесполезно убегать физически, не отделившись энергетически. От себя не убежишь.

Но парадокс в том, что, хотя бы немного отойдя, мы не только получаем возможность убрать из жизни нежелательное, но и стать ближе с тем, что хочется приблизить. С людьми, с делами, с увлечениями… со всем тем, с чем так или иначе взаимодействуем. Ведь «близость» – это категория расстояния, а значит, относится только к отдельным предметам!

Да и с точки зрения реализации человеческого потенциала, нет состояния хуже, чем долгое залипание на чём-то одном, когда все энергетические каналы сливаются в одну трубу. Конечно, если наша цель не в том, чтобы любой ценой попасть в анналы истории, а всё-таки чтобы прожить полноценную и по возможности счастливую жизнь!

— Артём Сорокин
Истина
Все пророки, святые, мудрецы так или иначе призывали последователей стремиться к ней. Но что это такое?

Вот, скажем, правду можно рассказать или скрыть, ею можно торговать и спекулировать, её можно искажать и использовать в корыстных целях… и ещё множество способов взаимодействия с нею. С раннего детства нас учат отличать правду и дорожить ею, если она своя собственная.

Истину же возможно только постичь. А постигнув, её невозможно ни использовать, ни показать, ни передать другим. Дао, выраженное словами, не есть истинное Дао – говорят восточные мистики. И, понимая как устроена наша вторая сигнальная система, отвечающая за осознание речи, с этим сложно не согласиться.

Ну и, конечно, истину нельзя найти. Она всегда сама нас находит, как только мы оказываемся готовы к её восприятию.

Ей невозможно даже толком дать определение, ведь для этого придётся опять же использовать слова, а значит уже тем самым ввести обусловленность и лишить истину истинности.

Выходит, что единственный способ хотя бы приблизиться к её пониманию – от противного, методом исключения, разбирая не что такое истина, а что точно не она.

А что есть кроме истины?

Конечно, есть ложь, и это точно не истина. И с этим как раз-таки довольно просто. Но правда тоже ею не является, а иначе зачем было бы придумывать ещё одно слово? Кроме того, наши предки использовали понятие «кривда». Сейчас оно редко упоминается, а, между прочим, зря. Ведь не так страшна даже ложь, как «кривая правда».

Да и сама правда, как бы фольклор не утверждал обратное, у каждого своя. А кроме того есть ещё и коллективная правда. И её всеобщность ни в коем случае не означает истинности. Отстраниться же от неё практически невозможно. Даже простое нахождение в социуме, в окружении продуктов цивилизации, накладывает на нас отпечаток этой «правды».

А отказ от неё сродни отказу от всего, что нам так или иначе дорого. Не просто так именно отшельникам Будда читал первую свою проповедь, ведь именно они, отказавшись от «комфортной жизни», а вместе с ней и от комфортного ума, оказались ближе всего к постижению истины.

Ничего не бывает просто так. И если мы думаем определённым образом, если нечто считаем правдой, на то несомненно есть причина. И не поняв эту причину, не получится от этой «правды» избавиться. Мозг найдёт тысячу причин не делать этого.

А пока мы живём в мире категорий правды и лжи, хорошо и плохо, да и нет… истина так и останется лишь вечно убегающим недостижимым миражом.

— Артём Сорокин
Критика
Одна из самых сложных (и конфликтных) тем, касающихся личных границ, – это критика. И вряд ли чем-то ещё можно так же быстро вызвать агрессию в свою сторону.

С другой стороны, как же быть, если кто-то что-то явно (с нашей точки зрения) делает неправильно? Спокойно смотреть?

Начнём с того, что любое обращение к другому человеку или группе как-то позиционируется в поле. Оно может быть направлено: снизу вверх (как просьба или оправдание), на равных (как предложение или рассказ) или сверху вниз (как критика или приказ).

Причём, особенность человеческого взаимодействия в группе заключается ещё и в том, что, скажем, просьба и приказ по форме могут выглядеть идентично, принципиально при этом отличаясь по сути. И это нужно чувствовать. Контекст тут важнее текста!

Но критика направлена всегда сверху вниз, как бы вежливо мы её не формулировали. И у критикуемого непременно возникает мысль: а кто ты собственно такой, чтобы меня критиковать? Она не всегда высказывается вслух, но осадочек, как говорится, остаётся. И осадок этот – ещё большее снижение значимости.

И злимся мы обычно не на сами замечания, а на попытку человека тем самым встать сверху. А это воспринимается как унижение. Именно воспринимается, потому что, если кто-то встаёт выше, это не делает меня ниже.

Может ли критика быть в границах?
Может, если вы признанный эксперт. И признанный – это объективная характеристика. То, что вы себя таковым считаете, роли не играет.

Запрос на критику – это признание вас таковым.
Вот только важно

Плюс к этому важно помнить, что ненарушение чужих границ ещё не значит, что мы не вываливаемся из своих. Это тот случай, когда мы критикуем тех, кто добился большего чем мы: безумные траты олигархов, любовников знаменитостей, наркоманию звезд и т.п. Они даже не заметят нашей критики, а

Сложный вопрос с президентом и правительством... потому как, пусть и формально, но они нанятые нами менеджеры (в отличие от монархов). И получается, что критика в границах. Теоретически. Фактически же важно не путать себя лично и весь народ.

Но ещё хуже дело обстоит с похвалой. За критику мы хотя бы ожидаем обратки и опасаемся по щам получить. А похвала из-под короны – это абсолютное благо. Хотя в границах хвалить только того, кто находится ниже. И необдуманная похвала может вызвать больше агрессии, чем критика. В критике хотя бы есть смелость. Это как заходы сверху (критика) и снизу (похвала). Но и то и другое попытка захвата влияния.

В общем, при прочих равных - принцип "музей".
Смотрим, наслаждаемся. Не нравится - проходим мимо.

Обсуждаем корректно и с уважением чужого права проявляться так, как кому хочется. Фокусируясь на достоинствах, а не недостатках. То самое позитивное любопытство. Ну и помним, что каждый необычный человек, предмет, явление – это непрочитанная нами книга.

— Артём Сорокин
Когда знания мешают
Нам кажется (даже если из скромности или кокетства пытаемся с этим спорить), что мы много всего знаем. Так уж устроено человеческое сознание. Так уж нас учат с детства: демонстрировать знание и скрывать незнание. В том числе и от самих себя.

А между тем, гораздо важнее то, что мы НЕ знаем. Ведь простейший анализ сразу выявляет, что самые важные в жизни события, как позитивные, так и негативные, как правило, случайны. А любая случайность — это, по сути, просто неосведомленность.

Результат же подобных событий напрямую зависит от готовности и адекватности реакции на них.

Но нет беды в незнании, если я отдаю себе в нём отчёт. Ступая по неведомой территории, я буду осторожен и внимателен. Гораздо хуже – иллюзия достаточности знания. И самые большие беды всегда случаются с людьми из-за ощущения невозможности того, что всё пойдёт не по плану.

Мало того, счастливый случай тоже оказывается упущен, если мы слишком уверены в том, что всё знаем. Упускаем информацию, которая не укладывается в шаблон, и порой сами переступаем через свою же удачу.

А кто-то оказывается готов. И этот кто-то выходит победителем. Но не потому, что знал, что произойдет ("знать" про случайности невозможно), а потому что просто не исключал любого исхода событий. Был свободен от себе же навязанных рамок.

Взгляд воина, как и чада, познающего мир, заключается в постоянном сканировании пространства на предмет чего-то важного и интересного. Такого воина сложно застать врасплох. Ни внезапной опасностью, ни возможностью…

Как же использовать незнание в познании?

Во-первых, помнить, что наш мозг очень ленив и, при прочих равных, из всего потока информации выбирает ту, которая подтверждает уже имеющуюся точку зрения. Нам интересно то, с чем мы согласны! Любой аргумент, подтверждающий собственное мнение, кажется нам в два раза более убедительным, нежели тот, который ей противоречит!

И, во-вторых, исследуя важную тему, не позволять себе почивать на лаврах «мне всё понятно» и самое пристальное внимание уделять аргументам ПРОТИВ имеющейся у вас гипотезы. А это очень непросто… внимательно слушать того, кто «ошибается». Вот только именно это позволит вам не ошибиться по-крупному, оказавшись в заложниках собственного мнения.

Как говаривал Умберто Эко, владелец одной из самых больших в мире личных библиотек: непрочитанные книги гораздо важнее прочитанных, ведь напоминают мне о том, как много всего я еще не знаю!

Ну и нельзя не вспомнить полный текст фразы, приписываемой разным мудрецам древности.

«Я знаю, что ничего не знаю, но другие не знают даже этого».

— Артём Сорокин